deddon (deddon) wrote,
deddon
deddon

Що є націоналізм?

21.08.2010
Слово «націоналіст» у нас перетворили в якесь лякало, у щось дуже страшне. А що такого поганого у такому виразі 'Народ, який не має національної самосвідомості є гній, на якому виростають інші народи "? І сказав це затятий націоналіст Петро Столипін. Але хіба він не правий?
Ось читаю статтю «Про російський націоналізм» російського публіциста-націоналіста Івана Олександровича Ільїна, і, знаєте, не бачу ніякої крамоли, навіть, навпаки. Дуже пропоную ознайомитися з трактуванням націоналізму, яке подає Ільїн.

Что такое есть национализм?
Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвел в Божием саду. Национализм есть созерцание своего народа перед лицом Божиим, созерцание его души, его недостатков, его талантов, его исторической проблематики, его опасностей и его соблазнов. Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания.
Вот почему национальное чувство есть духовный огонь, ведущий человека к служению и жертвам, а народ — к духовному расцвету. Это есть некий восторг (любимое выражение Суворова!) от созерцания своего народа в плане Божием и в дарах Его Благодати. Это есть благодарение Богу за эти дары, но в то же время и скорбь о своем народе и стыд за него, если он оказывается не на высоте этих даров. В национальном чувстве скрыт источник достоинства, которое Карамзин обозначил когда-то как «народную гордость» и источник единения, которое спасло Россию во все трудные часы ее истории, и источник государственного правосознания, связующего «всех нас» в живое государственное единство.
Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосиянность. Он принимает дары и создания своего народа как свою собственную духовную почву, как отправной пункт своего собственного творчества. И он прав в этом. Ибо творческий акт не изобретается каждым человеком для себя, но выстрадывается и вынашивается целым народом на протяжении веков. Душевный уклад труда и быта и духовный уклад любви и созерцания, молитвы и познания, при всем его личном своеобразии имеет еще и национальную природу, национальную однородность и национальное своеобразие. Согласно общему социально-психологическому закону, подобие единит людей, общение усиливает это подобие и радость быть понятым раскрывает души и углубляет общение. Вот почему национальный творческий акт роднит людей между собой и пробуждает в них желание раскрыться, высказаться, отдать «свое заветное» и найти отклик в других. Творческий человек творит всегда от лица своего народа и обращается прежде всего и больше всего к своему народу. Народность есть как бы климат души и почва духа; а национализм есть верная, естественная тяга к своему климату и к своей почве.
Не случайно русская сердечность и простота обхождения всегда сжимались и страдали от черствости, чопорности и искусственной натянутости Запада. Не случайно и то, что русская созерцательность и искренность никогда не ценились европейским рассудком и американской деловитостью. С каким трудом европеец улавливает особенности нашего правосознания — его неформальность, его свободу от мертвого законничества, его живую тягу к живой справедливости и в то же время его наивную недисциплинированность в бытовых основах и его тягу к анархии. С каким трудом прислушивается он к нашей музыке — к ее естественно льющейся и не исчерпывающейся мелодии, к ее дерзновенным ритмам, к ни на что не похожим тональностям и гармониям русской народной песни… Как чужда ему наша не рассудочная, созерцательная наука… А русская живопись, — чудеснейшая и значительнейшая, наряду с итальянской, — доселе еще «не открыта» и не признана снобирующим европейцем… Все прекрасное, что было доселе создано русским народом, исходило из его национального духовного акта и представлялось чуждым Западу.
А между тем создать нечто прекрасное, совершенное для всех народов — может только тот, кто утвердился в творческом акте своего народа. «Мировой гений» есть всегда и прежде всего — «национальный гений», и всякая попытка создать нечто великое из денационализированной или «интернациональной» души дает в лучшем случае только мнимую, «экранную знаменитость». Истинное величие всегда почвенно. Подлинный гений всегда национален, и он знает это сам о себе.
И если пророки не принимаются в своем отечестве, то не потому, что они творят из какого-то «сверхнационального» акта, а потому, что они углубляют творческий акт своего народа до того уровня, до той глубины, которая еще не доступна их единоплеменным современникам. Пророк и гений — национальнее своего поколения в высшем и лучшем значении этого слова. Пребывая в своеобразии своего народа, они осуществляют национальный акт классической глубины и зрелости и тем показывают своему народу его подлинную силу, его призвание и грядущие пути.
Итак, национализм есть здоровое и оправданное настроение души. То, что национализм любит и чему он служит, — в самом деле достойно любви, борьбы и жертв. И грядущая Россия будет национальной Россией.
Когда мы смотрим вперед и вдаль и видим грядущую Россию, то мы видим ее как национальное государство, ограждающее и обслуживающее русскую национальную культуру. После длительного революционного перерыва, после мучительного коммунистически интернационального провала — Россия вернется к свободному самоутверждению и самостоянию, найдет свой здравый инстинкт самосохранения, примирит его к своим духовным самочувствием и начнет новый период своего исторического расцвета.

Я б хотів казати те ж саме про Україну, про українців, про український націоналізм, але краще, ніж Ільїн я це зробити не взмозі, та й навряд чи хто в світі зробить.
Бо це ж взірець публіцистики. Зверніть увагу на володіння мовою, кожне слово підібрано до місця, жваво, соковито, і любов, любов до свого народу, він дихає цим, цим живе. Спробуйте, замініть слова «Росію» і «російську» на «Україну» і «українську», і хіба не те ж саме повинен казати кожен українець? Я б хотів, щоб кожен українець знав і мав віру, що його національність є «божий дар», а національне почуття є «духовний вогонь».
Коли люди з гордощів вирішили побудувати Вавілонську вежу, щоб з неї розмовляти з Богом, а вони домовились до цієї побудови, тому що всі люди у тамошньому світі розмовляли однією мовою, то Бог розвалив ту вежу, й всіх людей розкидав по усій Землі й розбив на народи, кожний із своєю мовою. Таким чином, національність і мова – це божий дарунок, й захист своєї нації, своєї мови – це справа Богоугодна.
Тому для мене слова «націоналізм» і «націоналіст» є святими, їх не слід плутати з нацизмом і шовінізмом, з нацистами і шовіністами, яких, повно у Росії, і, на жаль, і в Україні.
Й, нарешті, Шевченко:
«В своïй хатi своя й пpавда,
I сила, i воля».
Тож додамо собі сили й волі боротися за свою хату, за свою правду.
І знов Шевченко:
«Борітеся й поборете. Вам Бог помагає». Слава Україні.
»
Tags: национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments