deddon (deddon) wrote,
deddon
deddon

Categories:

Я ищу человека. В России.

Юрий Нестеренко высказал обиду свою и либеральных оппозиционеров на украинцев.
«Многие (русские) в свое время безоговорочно поддержали Революцию достоинства и осудили российскую агрессию. И я сам, каюсь, призывал русских, желающих активно бороться с путинским режимом, эмигрировать из абсолютно безнадежной России в Украину, где как раз и проходит передний край этой борьбы. Однако выяснилось, что украинское государство по-прежнему крайне неохотно предоставляет убежище политическим беженцам из России.
… соответствующие настроения существуют и в украинском обществе — и, похоже, становятся популярнее. Настроения, в основе которых — именно отрицание разницы между пропутинским абсолютным большинством и оппозиционным абсолютным меньшинством русских.
У русских либеральных оппозиционеров это, естественно, вызывает недоумение и обиду».
А мне на ум пришёл Радищев, высказавший в XVIII веке простую гениальную мысль, «что бедствия человека происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы». И я размечтался, а вот, если бы в XXI веке появился в Петербурге человек, умеющий прямо взирать на окружающие его предметы, и совершил бы он
«Путешествие из Петербурга в Киев.
Пробыв в Киеве двое суток, я «обратил взоры мои во внутренность мою» -- и «душа моя уязвлена стала».
Где я нахожусь? Это Украина? Почему же все в столице Украины говорят по-русски? Я знал, что в Украине много русскоязычных, но не до такой же степени! А мои гостеприимные хозяева меня «успокоили» - мол, и в Харькове, и в Одессе и т.д. – везде то же самое.
Но это же нонсенс, так не должно быть. Так было в моём далёком детстве в Смоленске, когда весь город заговорил по-немецки, немцы запретили наш родной язык. А жить-то надо, работать, покупать, вот и учили чужой язык. Даже мы, дети, играя в войнушку, а во что ещё мы могли играть, говорили: «хальт, хенде хох, шиссен, ахтунг, шмайсер» и т.п. Но то была оккупация. А тут братский народ. Или всё-таки была оккупация? Брат же не может оккупировать брата, не так ли?
Вот то-то. Давайте отбросим ханжество, посмотрим правде в глаза, мы, русские, в течение столетий оккупировали Украину, насаждали свой язык, свою культуру, и добились в этом постыдном деле успехов – значительная часть украинцев забыла свой родной язык и стала пользоваться языком оккупанта. Это заразная болезнь, сродни чуме, от неё Украине придётся долго лечиться. А часть украинцев, забыв совесть и честь, вообще, отказалась от принадлежности к своему роду, своей нации, стала записываться в документах русскими (Посмотрите на Ковальчуков, Нестеренко, Матвиенко, Яковенко, Шахраёв и тьмы их), и теперь потомки этих коллаборантов объясняются в братской любви к украинцам и задаются вопросом: «А почему вы нас не любите, не уважаете? Мы же против Путина, мы готовы воевать против него, возьмите нас в своё русскоязычное гражданство».
А украинцы отвечают: «Мы понимаем, что Путин и вас достал, и вы хотите с ним бороться, вы можете быть нашими союзниками в этой борьбе, но не братьями и не согражданами. Вы носители языка оккупанта. Вот, если выучите мову, тогда – милости просим».
И моя душа согласна с украинцами».


И я обращаюсь к россиянам – возможно, найдётся в России человек, готовый подписаться под этим «Путешествием», тогда «Проведите, проведите меня к нему,
Я хочу видеть этого человека» (с).
Tags: Нестеренко, Путин-мразь, Радищев, Расея мразь, мова, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments