deddon (deddon) wrote,
deddon
deddon

Categories:

Наталья Горбаневская

Оригинал взят у trim_c в Наталья Горбаневская
Картинки по запросу наталья горбаневская фото

Наталья Евгеньевна Горбаневская (26 мая 1936, Москва — 29 ноября 2013, Париж) — русский поэт, переводчик, правозащитник, диссидент. Участница демонстрации 25 августа 1968 года против ввода советских войск в Чехословакию. Тогда на Красную площадь вышли 8 человек.
В 12 часов они развернули плакаты "Мы теряем лучших друзей", "За нашу и вашу свободу".
В день вторжения российских войск в Украину не вышел ни один человек - и это разница между СССР 60-х и Россией 10-х. Она огромна.

В СССР и среди сторонников советского строя и среди их противников было много людей веры, и не обязательно в Бога, но людей веры. А вера не позволяет молчать. Даже когда очень страшно.

А в сегодняшней России я не вижу людей веры нигде, кроме как у нацистов - ощущение, что фашисты - единственные люди веры в сегодняшней России, пугает по-настоящему.

Но я отвлекся, плетясь за текстом и растекаясь мышлию. Потому что вообще-то хотел вспомнить Наталью Горбаневскую: о ней эссе Льва Шлоссберга на сайте РС

Совесть и целесообразность

Все споры о демократии идут между двумя центрами притяжения – совестью и целесообразностью, правильностью и лукавством.

Говорить правду – правильно.
Говорить неправду – целесообразно.

Притяжение совести – это притяжение Свободы.
Притяжение целесообразности – это притяжение власти.


Если совместить Свободу и власть – получится демократия.
До сих пор не получилось, к сожалению.
Но это не означает, что не получится никогда.

А когда получится, мы вспомним людей, для которых такого выбора не существовало. Не потому, что они не знали, что такое целесообразность, а потому, что они понимали, что такое совесть.

Экзамены… Испытания…
Всю жизнь…
Всю зиму до снеготаянья
продержись.

Пустое знание тайное
с доски сотри,
и выдержи испытание,
и непостыдно умри.


Совесть – это всего лишь внутренний ограничитель. Есть вещи, которые нельзя делать. Совесть не призывает, совесть останавливает.

Совесть – это личное испытание. Совесть не может быть коллективной и даже общественной. Совесть – это мучение человека над самим собой: хватит ли сил не потерять достоинство?

Анкор-анкор наперекор
тому, что чает рок,
наперерез и рек, и гор
судьбе, трубящей в рог,

куда сияющий чертог
огнями круглый год
обвалят в бешеный поток
и галл, и франк, и гот,

и славянин, и славное,
но без оружья воинство,
а это значит: главное –
не потерять достоинство.


Для Наташи Горбаневской выбор между совестью и целесообразностью был невозможен. Выбор – это вероятность другого решения. А других решений у нее не было. Она каждый раз знала, что нельзя делать. И чего нельзя не делать.

Для кого 25 августа 1968 года Наташа выходила к Лобному месту на Красной площади? Для советского народа? Для человечества? Нет, для себя. Только для того, чтобы остаться в ладу с собой.
Совесть беспощадна. Она напоминает, что и ты допустил творящееся вокруг.

Не Он сотворил ГУЛАГ,
а ХХ век,
и человек,
а значит, и я, и ты.


Людей, которые оставались в ладу с собой, советская власть признавала "вялотекущими шизофрениками". Совесть была аномалией. Целесообразность была не просто правилом, она была основой жизни – условием несвободы, которая была нормой, общепринятым правилом. Поэтому отклонение от несвободы объявляли вялотекущей шизофренией.

Совесть не терпит компромиссов даже в бытовых деталях. В сентябре 2013 года в переписке перед приездом в Псков, описывая свои требования к встрече в областной библиотеке, Наташа написала: "Если чай, то не из пакетика; если кофе, то не растворимый. И, конечно, вода (не газированная)". Кроме встречи в библиотеке она попросила: "Самое главное 12-го числа не музеи и архитектура, а кладбище и, если бы можно было, зайти к матушке Вере".

Матушка Вера – это супруга отца Павла Адельгейма, убитого в августе 2013 года, о его аресте 1 декабря 1969 года и его деле "Хроника текущих событий" писала с 13-го выпуска пять раз. Между их арестами прошло 24 дня. Наталья Горбаневская и о. Павел Адельгейм оказались в заключении в одно и то же время. По одной и той же статье "Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй". У нее при обыске отняли переписанный своей рукой "Реквием" Ахматовой. Отца Павла обвинили в том, что он написал этот "Реквием".

Но Наташа Горбаневская не была пропагандистом и, соответственно, антипропагандистом. Она говорила и писала о том, что происходит. Она не боролась с властью. Она сохраняла в себе совесть. По существу, это единственная задача, которая стоит перед человеком как минимум уже больше двух тысяч лет. Выбор между совестью и целесообразностью стоял перед Иисусом Христом на суде Пилата.

От этого выбора зависела судьба человечества.

Наташа Горбаневская жила в традиции европейского христианского либерализма. Он не предполагает даже доли целесообразности. Только совесть. На этом стоял ее Континент. Человек, живущий на этом Континенте, не борется за власть. Он сохраняет себя. Он напоминает людям о выборе, который появляется перед каждым.

Свобода – это нематериальное достояние, которое можно передать в наследство. Она обладает свойством находить наследников вне кровных связей и даже личного физического общения.
Атмосфера Свободы находится внутри человека, но она способна менять окружающую среду, создавая живые связи между людьми, не только современниками, но со-мышленниками.

В контексте свободной мысли все мы находимся в одном пространстве, вне зависимости от времени жизни. Наследование Свободе обязывает к отрицанию целесообразности.

Это – не крайность, не уход от мира, не отказ от полноценной жизни. Это – состояние внутреннего мира человека, которое способно изменить весь мир.


Это написал Лев Шлоссберг. Должен прямо сказать - я во многом даже и принципиальном с ним не согласен. И с тем, что "Совесть была аномалией. Целесообразность была не просто правилом, она была основой жизни" - нет, в шестидесятые в СССР было не так. И сам Шлоссберг просто этого не помнит - по молодости лет. Но даже и в гниющем застое было не совсем так.

И на мой взгляд принципиальная ошибка, что совесть противоположна целесообразности. Она если чему и противоположна, так только трусости и неразумному эгоизму.

Но Лев Шлоссберг называет Горбаневскую Наташей, они были лично знакомы.
И это он о ней написал. Потому и воспроизвожу. И не буду устраивать разбора. Потому что Горбаневской было бы такое неприятно.

Tags: Горбаневская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments