deddon (deddon) wrote,
deddon
deddon

Categories:

как поссорились ...

Писано март 2000, опубликовано апрель 28, 2009
Повесть о том, как поссорились

Иван Иванович с Иваном Никифоровичем

и причём тут Дама Приятная и Дама Приятная во всех отношениях.

Иван Иванович и Иван Никифорович давно были знакомы. Не сказать, что были друзьями, но тусовались в одной обкомовской тусовке. Но, когда Иван Никифорович стал в губернии предводителем дворянства, то уж тут, хочешь - не хочешь, а для решения вопросов нужно встречаться. И Иван Иванович довольно быстро выяснил, что с новым предводителем легко работать, что человек он очень-таки дипломатичный – если приходишь к нему с дипломатом, то и решаешь, что тебе нужно, ну, а, ежели, без дипломата, то очень даже вероятно, что уйдёшь с матом. Так и подружились.

Когда стал Иван Никифорович генерал-губернатором, дружба продолжалась. И все в губернии знали, что Иван Иванович и Иван Никифорович не только земляки и соседи по даче, но и первейшие дружбаны. 

Как-то вызывает к себе Иван Никифорович Иван Ивановича и говорит ему:

- Знаешь, сработались мы с тобой. А не пойти ли тебе в предводители дворянства?

На том и порешили.

- Ты только здесь эти матросские штучки прекращай и не тащи в губернию этих братков.

А вот Дама Приятная, а оказалась она женой Иван Никифоровича, не очень довольна. Не нравится ей Иван Иванович. «Да в чём же дело?» -«Ну, не знаю, а вот не нравится и всё, может, просто мордой лица не вышел» «Ну, ладно, ладно. Эт мне решать, кого куда ставить да где деньги брать».

Работали дружно.

Вот и пришло время рассказать, причём здесь Дама Приятная во всех отношениях.

А была сия дама поставлена Иван Ивановичем на газ и прочую энергетику. Да хватка была – волчья. Но сама по себе была очень и очень даже Приятная во всех отношениях. Конечно, дамы в нашем губернском городе были уже не те, что прежде, по-французски уже не изъяснялись, но от французского не отказались – так, что платья или шляпки, аксессуары иль французские иль итальянские. Это уж иначе и быть не может и не должно. А наша Дама приятная во всех отношениях то ли из-за этих всех штучек-дрючек итальянских да французских, то ли чего-такое имела она в физиомордии своей, но только не было ей никогда отказу ни от кого во всех её коммерческих делах. И тут не имело никакого значения, от кого зависело решение вопроса – хоть от молодого франта или старого седого дедугана, от дамы-завсегдатайки всех тусовок или суровой воспитанной обкомом старой ведьмы. И не имело значения турок то был или русский, или, может быть немка или какая-то там португалка. Ничего это не имело значения, ничто не могло остановить её порыва, ну и, понятно, что возглавляемая ею коммерция процветала, и копеечки-центики, там всякие фунтики и прочие знаки оседали на счетах во всевозможных государствах и зонах. А владельцами счетов были Дама Приятная во всех отношениях и Иван Иванович.

            Но однажды приключилась неожиданная история, некий конфуз. Наш Иван Никифорович был человек смешного нрава, шутник, так сказать. Любил он так ненароком пошутить с женщинами, ну, там за попку ущипнуть. Ну, что вы, никаких глупостей, ну, ущипнул, так ведь не больно и посмеялись вместе, в общем, весёлого нрава человек. И что ж тут плохого, не то, что бука какой. Ведь так?

           И вот однажды проходила мимо Иван Никифоровича вот эта самая Дама Приятная во всех отношениях, а Иван Никифорыч, ничего плохого в уме и не имевший, а просто так, как говорится, по привычке, возьми и ущипни её за попку.

           Тут эта самая Дама Приятная во всех отношениях возмутилась, раскричалась, раскраснелась вся и позвонила Даме Приятной:

           - Ты,- говорит, - скажи своему рыжему таракану, пусть ведёт себя прилично с приличными людьми, я же ему не журналисточка, какие в очередь к нему толпой стоят.

           Ну, вы понимаете, что дома у Иван Никифоровича творилось. Думаю, не стоит нам вмешиваться в семейные разговоры, попрёки и т.п. Как говорится, муж и жена – одна сатана, милые бранятся – только тешатся. Знамо дело, страсти улеглись, муж и жена помирились, но Дама Приятная во всех отношениях с той поры стала для генерал-губернаторской четы Дамой, неприятной во всех отношениях, но и афишировать это чета не хотела, так как сразу вспомнился бы тот случай, ну, конфуз, ну, вы понимаете.

А жизнь-то продолжается. Только замечает Иван Никифорович, что чевой-то затягивает мил-дружок Иван Иванович с отдачей приличной-таки суммы..А я же, как будто, всё, что просил – устроил. Да возьми и напомни одному из общей тусовки:

-Что-то Иван Иванович не заходит, заработался  шибко, да скажи, там должок за ним.

На ближайшей тусовке человечек и напоминает:

- Иван Иванович, а батька тебе привет передавал, должок говорит за тобой.

- Забодал он со своими должками. Тут пашешь, как раб на галерах, а ему всякий раз отдавай. Вот как на духу говорю – жалко.

- Смотри, Людка тож на тебя бочку катила, черноротая  до жути.

Это о Даме Приятной было сказано. Вот как нравы-то поменялись с тех пор как мы впервые о наших героях услышали.

- В гробу видал я эту Людку. Пусть она лучше английскую королеву со всем английским посольством шугает.
                                                      (Да что мне лев? И мне ль его бояться?) (c)

- Нет, с черноротой лучше не связываться. Да много ли там долгу?

- Да то-то же, что много. 50 дипломатов.

-У-у-у. Да –а-а-а.

- Так и я о том. Да я лучше за эти бабки организую себе партию, да и сам стану генерал-губернатором.

Поговорили, да не все забыли. Один с тусовщиков назавтра же и заложил дружка с утра, а к обеду и другой подоспел, то же самое говорил

Тут Приятная Дама разволновалась, а она когда волнуется, стихами говорит:

- Шо,- говорит,- дурило, я тебе шо говорила?.

- Да, - права ты оказалась. Шакал это Иван Иванович.
    (Да я семь шкур с него спущу и голым в Африку пущу, (с) или в Панаму, или в Швейцарию, ну, в общем, далеко)

На следующий день Иван Иванович просыпается – глядь, а он уже и не при делах. Указ высокий вышел.

Ну, не идти же в управдомы. Сколотил себе партию, на выборах в сенат попали. А Иван Никифорович с Приятной своей дамой тоже не спят. Нет, ночью-то как положено. В общем, рвут и мечут. Прокурор от них из дому, считай, не выходит. Он, как помните, хоть, по правде говоря, и свинья, но всё ж один порядочный человек на весь город, ну, окромя, конечно, самого генрал-губернатора.   

Сплёл- таки прокурор паутинку. Никуда Иван Иванычу ни деться – светит много, да и с конфискацией.

Чует Иван Иванович – плохо дело, смываться надо. Попытался сунуться – не выпускают. Пришлось на поклон идти:

- Выпусти, мол. Ну его к чёрту - тот долг.

- Нет, дружок, будь добр, плати, как евреи, чтоб из Союза выехать. Помнишь? За техникумовские корочки – 8 тысяч, за институтские – 18.

А еврей кричит – Я, когда в институт поступал, 30 тысяч отдал, так что Вы мне /так культурно – на Вы/ ещё 12 тысяч должны.- А ему тоже культурненько – ты, еврей, бывшая жидовская морда, не наводи тень на плетень, весь мир знает, что в Союзе ни секса, ни коррупции нет. Так что гони монету.

- И ты, Ваня, давай за каждую корочку - панамскую, швейцарскую, багамскую, всех не упомню, гони всё, где там у тебя завалялось в Швейцарии, на Каймановых, далее везде – вынь да положь.

А Иван Иванович человек был крутой, но один, как бы вам сказать, чтоб человека не обидеть, один недостаток имел – ну, не понимал шуток, анекдотов всяких этих, вот рассказывают, рассказывают, да ещё и смеются, чего смеются, так и сейчас слушал все эти вытребеньки Иван Никифорыча, да только и дошло, что придётся много чего отдать.

- Так там же не только мои, там же и Дамы приятной во всех отношениях.

- Ты мне про дам не рассусоливай, я с ними никаких приятных отношений не имел, а, наоборот, одни неприятности, так что гони бабки.

Чего ж делать – отдал и свои и Дамы  приятной во всех отношениях, ну, конечно себе малость оставил, да Иван Никифорович и не возражал, и смылся.

Тут Иван Никифорович возмутился, как выпустили? Его судить надо, неприкосновенности лишать. Ну лишили. Правда, партия, что Иван Иванович создал, голосовала против, Дама Приятная во всех отношениях громче всех возмущалась.

Но не долго. Пришлось возмущаться совсем по другому поводу. Все счета  и швецарские и багамские, далее везде – все очищены. Пусто, будто и не было. Кинули, суки! А суки-то Иван Иваныч да Иван Никифорыч.

Тут на первой же тусовке Дама Приятная во всех отношениях и заявила:

- С коммерцией покончено. Иду в политику. И пока этих сук и всю их камарилью не добью – не остановлюсь! Чем не князь Святослав – «Иду на вы!»

Таким образом, несмотря на то, что первая часть нашей повести закончилась довольно печально, но ведь бывают повести ещё печальнее на свете.

А мы с Вами будем ждать продолжения и надеяться, что вторая часть будет повеселее.


Tags: "Южмаш", Кучма, Лазаренко, Людмила Кучма, братки, газ, евреи, посольство Великобритании
Subscribe

  • Язык без костей.

    На брифинге Главнокомандующий Вооруженных сил Украины Руслан Хомчак заявил, что украинские войска дали отпор оккупантам на Донбассе 18 февраля и…

  • Провокація чи наруга?

    Я так розумію, що, як звісно, Високі Сторони у «норманському форматі» домовилися про мирне розведення, а якась невідома капость створює…

  • Блукаємо, бо де ж той Вашингтон?

    Коли Ми діждемося Вашингтона З новим і праведним законом? Т.Г.Шевченко. ЮРОДИВИЙ Генадій Москал ь заявляє: «Зеленський — це помилка…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments