February 6th, 2019

Як у калюжу…

Українські дипломати зі школи Петра та Павла
підтримали Ніколаса Мадуро в боротьбі за владу в Венесуелі. МЗС України заявив, що визнає нового президента Хуана Гуайдо "лідером опозиції" і "спікером парламенту". Саме так називає Гуайдо Мадуро, оскільки ні за що не хоче називати свого супротивника президентом. Тепер ось у венесуельського узурпатора з'явилася несподівана підтримка. Втім, з тону заяви МЗС випливає, що вона повинна була підбадьорити Гуайдо, але вийшло рівно навпаки.

Достоинство.

У Украины было достоинство. Мир в этом убедился.
И только Путин неистовствовал: «Откуда у Украины достоинство? Что за хрень?»
Разобраться в ситуации было поручено Фирташу, интересы которого активно защищают
австрийские друзья России.
Фирташ пребывал в Вене, но руки (в дальнейшем мы увидим, что и ноги)  у него длиные. Он выбрал в Украине «из того, что было»
самый большой кусок дерьма, осыпал зелёным дождём всё, что в Украине пишет и вещает. Действовал по завету старого еврея, который открыл секрет отличного чая: «Не жалейте заварки!» Он  не жалел. Телеканальи, журнашлюхи, политики, политтехолухи, политолухи – все жрали от пуза. В Украине было, как в войну у Левитана: «Говорят все радиостанции Советского Союза». И все различными способами – кто во что гаразд -  превращали этот кусок дерьма в сладкую канхветку, шоколадную. Результат бесподобен – победа в первом туре – 54,7%.
И дерьмо забродило, оно беспрепятствено разливалось по всей стране, в том числе и по оккупированным территорриям, превращая в дерьмо всё к чему прикасалось - Кабмин, Рада,
прокуратура, суды, менты, анти момнопольный комитет стал монопольным, анти коррупционные службы стали коррупционными, Конституционный суд и ЦИК и до того были дерьмом. Круг замкнулся. Был и светлый момент - своей фантастической жадностью он пересорил весь олигархат.
Определив этот кусок дерьма на должность президента, Фирташ нанёс государству такой удар ногой о его достоинству, что это достоинство спряталось в державных глубинах тела, как это бывает у младенца.
И это  в лучшем случае, а, быть может, оно превратилось в яичницу, уж слишком силён был удар.
Что же произошло на самом деле, время покажет.