December 31st, 2016

«Не сторож я брату своему».

Замгенерального прокурора в правление Януковича Кузьмин: «Люди Порошенко просили меня дать им улики о причастности Тимошенко к убийствам во времена Лазаренко».
Так как устройство моего мозга настроено на ассоциации (ассоциативное мышление), то я сразу споткнулся на словах «люди Порошенко» - (тут тебе и горьковское «В людях», люди безымянные, безликие толпятся в людской, «Люди, а чьи вы будете? – А мы, барин, порошенковы люди, он наш барин», а баре звали их людишками). И сейчас так зовут.
Да Бог с ними, с этими крепостными в нашей феодальной Украине.
Что ж барина-то потянуло не в ту степь? Чем пытаться высасывать из пальца гнусные обвинения, не вернее ли было бы направить своих Шерлок Холмсов под предводительством Юґы-Шокинасына на поиски виновников резонансных и нераскрытых убийств, являющихся позором Украины, как-то, Черновола, Гонгадзе, Кравченко? Или бы попытаться докопаться до причин загадочного убийства своего брата, вопиющего из могилы. Никто бы не счёл поручение возобновить следствие по этому делу злоупотреблением служебным положением. Однако нет. Нет интереса у живого брата. «Не сторож я брату своему»

Витя хороший.

Все ругают Витю. Но это неправильно. Витя послушный мальчик. Он даже в туалет без Людмилыного разрешения не ходит. А тут вдруг компромиссы. Дяди продиктовали – он написал. Какие дяди, говорите? Ну, без тестя не обошлось, Петя давно просил, давай, мол, вступай в игру, а то мы с этими бирюльками европейскими заигрались. Так и последние ценности отберут, пора в родную гавань. Папа подумал, подумал: «Ты с «хлопцами переговори – Что говорить, всё давно переговорено, все за, один Беня против, ему Москва не лыбится». «Та то так, семеро одного не ждут, - сказал папа, - пиши, Витя». Витя и написал, я вам говорю, он послушный мальчик, папа сказал, он и написал. А вы его ругаете. Вот Беня его не ругает. Беня себя ругает. Потому что тогда послушал Витю, врага своего. Он же в душу влез. «Давай на время отставим наши разногласия. Ты ж лучше меня знаешь, что будет с нами, если ОНА станет президентом, а мы уже с кандидатом определились. Давай единым фронтом» И Беня повёлся. Теперь локти кусает. Ка видим, и на старуху бывает проруха. Но Беня гордый, не признается. Он ещё повоюет, но придётся проситься к ней в попутчики. А куда деваться?