September 18th, 2012

Патриёт-заочник

Ностальгия

Пишет тут один гражданин Украины – Чернышев Евгений

http://urb-a.livejournal.com/165911.html

о своей любви к России – так романтично, патриотично, сказочно. ПесТня.

Приезжая на Север, я каждый раз словно возвращаюсь к себе домой, и ощущение такое, как будто жил здесь всегда. Это очень трудно передаваемое чувство. Видимо, оно обусловлено тем, что именно на севере Руси все наше бессознательное, спящее в каждом русском человеке, оживает и пронизывает до самых корней. Леса, населенные лешими, с избушками и морем ягод и грибов, в которых непременно можно заблудиться (русское пространство – это то живое пространство, в котором можно заблудиться); стройные сосны и ели, березы и осины; бесконечные озера, в которых живут русалки и водяные; деревни с покосившимися домами; скрип деревянного быта – все это навевает то внутреннее чувство, о котором я говорю и которое так трудно описать словами. Это чувство родного, бесконечно близкого и ускользаемого от поверхностного взгляда, доступное лишь тому, кто всей душой чувствует свое единство с Русью, живет и дышит ею и не мыслит свое будущее в отрыве от Отечества.

«Этот стон у них песней зовётся» (с).

Прочитал дед – заплакал, прочитала баба – заплакала, а внучка и совсем в истерике биться начала:

Да кто ж его вдали от наших берёзок держить, да кто же его сюды токо на три дня отпускаить, неужели Кащей Бессмертный или Баба Яга, может приковывают его подлые кахлы, заворожили его, бедного, и не дають ему с Родиной, со скрипом деревянного быта, соединитися.

А курочка кудкудахчет:

Ой, не плачь, дед, не плачь, баба, не причитай, внучка. По весне летели дики гуси с югов в наши края, да за нашим покосившемся домом пристали отдохнуть, дык я их спрашивала-пытала, как, мол, там нашему Жеке у кахлов живётся-можется, кто его там, расейского патриёта, держит, приковал и домой не пущаить? А они мне в ответ:

«Да никто его там не держит, никому он там не нужен, а приковали его борщ наваристый хохлацкий с пампушками с чесноком, да суп с галушками, да вареники с картошкой и луком, с творогом и со сметаной, да фасолька тушёная да колбаска копчёная, да ещё всякие разности-сладости, про которые тут слыхом не слышали и видом не видали. А те кахлы вашего Жеку там не держат, насупротив тому говорят: «Їхав би ти, Жека, додому, до свого краю, до берьозок, бо ти ж тут тільки жереш та сереш, й дух від тебе йде неприємний, чоґо це ти вчепився до України, як вош кожуха?». А он им: «Да то русский дух, чукчи вы бестолковыи, никуда я отседова не поеду, мне и тут хорошо, и не приставайте, когда я ем, я глух и нем». – «А якжеж берьозки?» - «Вон у меня над кроватью фотка висит – магазин «Берёзка» масковский, он мне душу греить».

Так что вы за ним не тужите и не плачьте, а ён, каки был великий патриёт расейский, так и остался, токмо издалёку, по научному, значица, заочно.